Click to order
Cart
Ваш заказ
Total: 
Ваше имя
Ваш e-mail
Ваш телефон
Payment method
Свяжитесь с нами сейчас
Close
Свяжитесь с нами сейчас
Telegram
WhatsApp
Viber
Messenger
Skype
Mail
Phone
Свяжитесь с нами сейчас
Close
Свяжитесь с нами сейчас
Telegram
WhatsApp
Viber
Messenger
Skype
Mail
Phone
Может ли пациент снимать врача на видео во время приема (например, родители ребенка - на телефон)?


Многих коллег очень беспокоит вопрос - а могут ли пациенты и их сопровождающие снимать действия врача на видео во время приема? Законно ли это?
Может ли врач запретить себя снимать? Может ли врач отказаться оказывать медицинскую помощь, если его снимает пациент против его воли?
Давайте разбираться с применением фактов.


Запретить, написать внутренний акт о запрете видеосъемки, ссылаться на него - да, всё это можно. И наверняка укрепит позицию клиники, не согласной с фактом ведения записи, в диалоге с такими пациентами. Но нужно ли? Ведь они не нарушают законов, не ведут съемку скрытой камерой, не нарушают санэпидрежим и не препятствуют оказанию мед.помощи. Что об этом говорит судебная практика?

Ниже - решение суда, которое устояло в апелляции (ее тоже прилагаю) и вступило в силу, в котором сказано, что снимать пациентам МОЖНО.

Противоположных решений, где суд бы указал на запрет именно видеосъемки (а не ее распространения) в кабинете врача и обосновал бы это, мы не встречали.

Итак, а теперь судебный спор:

Ногинский городской суд Московской области (решение от 13.01.2014 по делу № 2–80/2014) удовлетворил иск Ноздрякова И.А. к МУЗ «Ногинская центральная районная больница» и взыскал с больницы в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 7000 руб. [4].
Ноздряков, пациент поликлиники № 1 МУЗ «НЦРБ», вел с больницей переписку по поводу качества предоставленного ему лечения. Чтобы обезопасить себя от якобы неправомерного поведения сотрудников поликлиники, Ноздряков решил вести видеосъемку при каждом посещении поликлиники. В очередной раз он пришел в поликлинику для получения физиопроцедур и начал съемку в холле у гардероба, затем у кабинета физиотерапии. Администратор поликлиники посчитала, что нарушаются права пациентов на врачебную тайну, и вызвала начальника службы безопасности поликлиники с охранником, чтобы они прекратили противоправные, по мнению администратора, действия Ноздрякова. В ходе конфликта истцу заламывали руки. Начальник службы безопасности силой выхватил камеру из рук истца и изъял ее.
Суд установил, что действиями сотрудников МУЗ «НЦРБ» при исполнении ими должностных обязанностей были нарушены личные неимущественные права Ноздрякова, а именно право на неприкосновенность частной собственности и право на свободу и личную неприкосновенность. Эти права гарантированы соответственно ст. 35 и 22 Конституции РФ. В результате истец перенес физические и нравственные страдания, подтверждающиеся справкой из травмпункта Ногинской ЦРБ.
Суд не принял доводы ответчика о противоправности действий Ноздрякова, а также о том, что произведенные истцом видеозаписи содержат сведения о факте обращения граждан за оказанием медицинской помощи, которые составляют врачебную тайну.

Суд не усмотрел в действиях истца нарушения общественного порядка, а также состава какого-либо правонарушения. Ведь истец не относится к лицам, на которых распространяется запрет разглашения сведений, составляющих врачебную тайну. Кроме того, в здании поликлиники отсутствуют правила поведения, которые запрещали бы ведение видеосъемки посетителями. Как пояснил представитель ответчика, «правила поведения в поликлинике имеются, но они не выставлены на всеобщее обозрение и представить их в суд затруднительно».
Несколько месяцев спустя, когда истец прибыл в поликлинику для продления листка нетрудоспособности, его пригласили в кабинет заведующего поликлиникой, где находились также врач-терапевт и заместитель главного врача по клинико-экспертной работе.
Несмотря на просьбу врачей прекратить видеозапись медосмотра, Ноздряков ее не прекратил, и медицинский осмотр фиксировался на видеокамеру. Один из врачей запомнил, что истец навел на него камеру, и сказал, что будет снимать осмотр на видео. По его словам, после безрезультатных уговоров прекратить видеозапись медосмотр был произведен, пациента признали трудоспособным.
Судебная коллегия по гражданским делам Мособлсуда (апелляционное определение от 25.06.2014 № 33–13614/2014 [5]) оставила решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу представителя МУЗ «НЦРБ» без удовлетворения.

И комментарий:

Определенную сложность представляет вопрос о допустимости обнародования и правилах дальнейшего использования произведенной пациентом видеозаписи с изображением врача. Если пациент производит запись в личных интересах (для себя), то, исходя из положений подп. 1 п. 1 ст. 152.1 Гражданского кодекса РФ, обнародовать ее он может только с согласия врача. Если же в контексте подп. 2 п. 1 ст. 152.1 кабинет врача считать «местом, открытым для свободного посещения», то изображение врача, полученное при съемке, может быть обнародовано без его согласия.
В любом случае пациент, считающий, что его права при врачебном осмотре, консультации, консилиуме были нарушены либо ему оказали некачественную медицинскую помощь (услугу), может использовать произведенную им запись в качестве доказательства и представить ее в органы здравоохранения, прокуратуру или суд.
Вопрос о возможности рассмотрения данной записи как доказательства будет решаться соответствующим органом с учетом содержания записи, данных, свидетельствующих о ее подлинности, и всех обстоятельств дела.
Например, в приведенном деле Ногинский городской суд ПРИНЯЛ к рассмотрению видеозапись истца, на которой записан диалог истца с медсестрой процедурного кабинета и посчитал ее ЗАКОННОЙ. Однако при этом суд не признал видеозапись надлежащим доказательством, поскольку из записи не следовало, что медработник, действия которого оспаривались, совершил именно эти действия.

Следует отличать сам факт съемки видео и факт его распространения. Это разные действия. Если вас пока что только снимают, и если это не прямой эфир в одной из соцсетей, никаких особых прав врача (по мнению суда, указанному выше) пациент не нарушает.

Если съемка как само действие физически препятствует обследованию или лечению, это повод для врача заявить об этом пациенту и попросить прекратить съемку именно на таком основании. Основание - препятствование в оказании мед.помощи, а не запрет снимать в клинике. А в случае отказа пациента прекратить съемку - не оказывать медицинских услуг в силу воспрепятствования самого пациента.

Безусловно, если правилами санэпидрежима нахождение посторонних лиц в медицинском помещении запрещено, то никакие сопровождающие не могут туда войти и тем более вести там видеосъемку.
Но если это обычный кабинет стоматолога, терапевта и т.п., если это несовершеннолетний пациент, то официальный представитель имеет право присутствовать в случаях, когда санэпидрежим проводимых манипуляций это допускает. И может вести съемку, если пожелает.

И главный вопрос, если съемка никак не мешает оказывать медицинскую помощь, но вы против - КАК вы будете препятствовать видеосъемке? Отнимите камеру или телефон? Не окажете помощи? Силой вышвырните из клиники? Тогда читай выше определение суда!
А еще есть риск стать героем телепередачи типа "Ревизорро".
В стандартных условиях при нормальной работе врачу нечего бояться видеокамеры. Иногда это даже на пользу.

Вот c видеонаблюдением в клинике всё совершенно иначе, и штрафы там большие. Подробнее читайте ЗДЕСЬ: www.stom-dok.ru/video
Made on
Tilda